Тонкие миры Альберта-Виктора Вейника


Тонкие миры Альберта-Виктора Вейника.


Вейник В.А.


Рукопись, 2-е издание, 03 февраля 2008 года.


Вступление.


Как известно из философии, материя – это абсолютно безликое нечто, придуманное только для того, чтобы придать хоть какой-нибудь смысл понятию "движение", ибо не может двигаться то, не знаю что (мы же не в сказке). Форм движения бесконечно много, следовательно, можно открыть бесконечно много свойств (характеристик) изучаемых материальных объектов и связей между ними. Что, собственно, и делалось веками.

Напомню, слова Ричарда Фейнмана: "Сегодня наши физические теории, законы физики – множество разрозненных частей и отрывков, плохо сочетающихся друг с другом". И далее: "У нас столько прекрасных принципов и известных фактов – и все-таки у нас не сходятся концы с концами". А также: "...если собрать все эти принципы вместе, мы обнаружим, что их слишком много. Они несовместимы друг с другом" [1].

Пожалуй, белорусский теплофизик, член-корреспондент А.И. Вейник - первый, кто предпринял уникальную попытку навести порядок в хаотичном многообразии теоретической базы науки.

Фундамент его "общей теории" (для краткости, ОТ. – ВВА) составляет понятие элементарной формы движения материи ("элаты"). В отдельном, самостоятельном виде элаты не встречаются. Они всегда объединены в "ансамбли" (скопления), представляющие собой привычные для нас объекты (частицы, тела).

Главным признаком элаты является её нерасчленимость на более простые никакими методами современной науки и техники. По мере прогресса "местонахождение" элат будет сдвигаться в область всё более "тонких" миров. "Общее число истинно простых разнородных форм явлений, существующих во Вселенной, нам не известно, и мы его никогда не сможем определить. Однако этот вопрос должен волновать скорее философа, чем инженера" [2, стр.80]. На сегодня А.И. Вейник предполагает наличие девяти элементарных форм движения (а не одной "механической", как Ф. Энгельс), из них семь – удостоверены надежно.

Самое важное свойство всех элат заключается в их органической связи между собой. Благодаря имеющейся связи любая элата способна и вынуждена превращаться в любую другую, т.е. оказывать влияние на все свойства материи на всех уровнях мироздания. Далее А.И. Вейник сформулировал и математически записал семь законов, которым подчиняются любые формы движения, особенно при их взаимодействии. Кстати, некоторые из них эмпирические и давно известны.

Что дал новый взгляд на общую картину природы? Появилась возможность увидеть, откуда берутся неточности в законах, откуда берутся сами законы, а также с чего вдруг возникает необходимость менять модели явлений или пользоваться несколькими, "работающими" параллельно (вспомните элементарные частицы, которые могут в разных условиях проявлять как корпускулярные, так и волновые свойства).

Взаимосвязь и взаимовлияние всех форм движения, входящих в состав явления (объекта), раньше как правило недоучитывалась, а теперь, мягко выражаясь, поле деятельности существенно расширилось. Это по меркантильным соображениям далеко не всем нравится, а по сему в печати о А.И. Вейнике можно встретить, например, слова такого рода, что он якобы "полностью отрицает современную физику"... Но, навести порядок – это не значит "отрицать".

Помимо сугубо практического предназначения теории А.И. Вейника, есть смысл прислушаться к его оригинальной гипотезе о материальности пространства и времени, а также возможности управления их свойствами. Чтобы не пересказывать гипотезу своими словами, приведу цитату:

"Согласно парадигме ОТ, "всё существующее", то есть Вселенная, состоит из вещества и его поведения. Следовательно, если время и пространство существуют, то они неизбежно должны охватываться этими двумя категориями и их нельзя, как за скобки, вынести за пределы Вселенной – в таком вынесении я вижу нарушение элементарных правил логического мышления. Таким образом, время и пространство по необходимости суть некие сугубо частные характеристики вещества и его поведения. Такое понимание включает время и пространство в общий круговорот бесчисленных равноправных явлений природы, этот шаг будет иметь колоссальные последствия для теории и практики" [2, стр.230]. Отсюда должно быть понятным, почему хрональная (связанная со временем) и метрическая (связанная с пространством) формы движения вошли в список из семи элат, поставленных А.И. Вейником в фундамент мироздания.

Естественно, такую неординарную гипотезу требовалось подтвердить опытным путем.

Первый путь, попытаться найти проявление "материальности" времени там, куда "не ступала нога физиков". Одним из таких мест, "презираемых" традиционной наукой, являются аномальные явления. Начиная с апреля 1976 года, А.И. Вейник изучал их тщательнейшим образом на протяжении полутора десятка лет. Изучал не только описания, но и проводил множество экспериментов. И везде он находил несколько, так сказать, "единых знаменателей". Эти знаменатели, как это ни удивительно, прекрасно вписывались в ОТ с "добавкой" гипотезы о материальности времени и пространства.

Второй путь, исследование эффекта воздействия "хронального поля", например, на свойства металлов в условиях литейного производства, как хорошо известной ему технической области. Опыты дали весьма ощутимые положительные результаты. На эту тему написана книга и несколько публикаций в журнале "Литейное производство".

Развивая свои идеи о количественной и качественной классификации форм движения материи, А.И. Вейник пришел к выводу о неизбежном единении своей теории с теологией в запредельной области, т.е. в области, находящейся за границей субмикромира (наномира, или мира полей). Эту запредельную область он назвал "тонкими мирами" (в них входят атто-, фемто- и пикомир).

Такой подход к связи науки и религии гипотетичен, но сулит очень многое. В случае, если он подтвердится, то: "Очевидно, что большинству из нас придется в корне пересмотреть свое отношение к Библии и Творцу, и новыми глазами взглянуть на свою жизнь. Священное Писание диктовалось применительно к очень низкому уровню знаний того времени. Здесь-то и должна помочь наука путем соответствующего толкования, расшифровки, декодирования этих текстов" [3, стр.34(36). Примечание: для литературной ссылки [3] указание на страницу относится к первому изданию книги. В скобках дана страница по второму и последующим изданиям].


^ 1. Классификации форм движения материи.


По мнению А.И. Вейника задача философии [4, стр.21-22] "заключается именно в том, чтобы дать всестороннее и исчерпывающее качественное и количественное определение астаты (здесь "астата" – форма движения материи, или обобщенное движение. – ВВА) в целом. Но выполнить эту задачу без целесообразной классификации всех существующих астат невозможно. В этой классификации в сжатой форме должна быть закодирована вся теория. Причем классификация должна охватывать две принципиально различные, но одинаково важные стороны астаты – качественную и количественную, т.е. должна фактически распадаться на две различные классификации".

Со времен Г. Гегеля и Ф. Энгельса философы были нацелены на конструирование суррогатных классификаций по "объектному" принципу, т.е. по количественным характеристикам (например, размерам, массам и т.д.) известных науке физических и биологических объектов. Хотя на самом деле каждый объект представляет собой совокупность ("ансамбль", пользуясь термином А.И. Вейника) взаимосвязанного и взаимодействующего множества различных форм движения.

Систематизировались так называемые "структурные" уровни материи, а по сути дела создавалась комбинация форм движения по количественному и качественному признакам одновременно, сквозным образом охватывающая только микро- и макромир. Такой подход затушевал проблему необходимости четкого различия между количеством и качеством многообразия форм движения. Причина этого вполне понятна и заключается в упорном стремлении объяснить возникновение разума и, как следствие, социальной формы движения со всеми вытекающими из неё политическими выводами.

Основы построения количественной и качественной классификаций форм движения материи по А.И. Вейнику нами изложены в статьях [5, 6].


^ 2. Количественная классификация.


Разрабатывая философский фундамент своей теории, А.И. Вейник предложил два правила, которыми целесообразно руководствоваться при расположении миров по количественным уровням. Они называются правилами (принципами) проницаемости и отторжения [2, стр.45-46; 4, стр.24]:

^ Правило проницаемости - уровни мироздания должны выбираться таким образом, чтобы каждый последующий, более грубый мир, содержащий повышенное количество вещества, был бы при определенных условиях и в определенной мере проницаемым (прозрачным) для всех предыдущих, более тонких миров, содержащих меньшее количество вещества.

^ Правило отторжения - каждый последующий, более грубый мир должен быть способным и вынужденным при определенных условиях и в определенной мере отторгать (излучать, рождать) без особого ущерба для себя, а также поглощать вещество из всех предыдущих, более тонких миров.

Воспользовавшись сформулированными правилами, а также приставками, которые применяются в Международной системе единиц измерений (СИ) для обозначения величин, различающихся в 1000 и т.д. раз, А.И. Вейник выделил следующие уровни миров по количественному признаку [2, стр.46]:

1. Аттомир.
2. Фемтомир.
3. Пикомир.
4. Наномир (физические поля).

5. Микромир (фотоны, элементарные частицы, атомы, молекулы и т.п.).

6. Макромир (объекты, к которым принадлежим и мы с вами).

7. Мегамир (планеты, звезды, туманности и т.д.)

8. Гигамир (космические образования типа галактик) и т.д.

"Нетрудно видеть, что предлагаемая классификация миров хорошо удовлетворяет правилам проницаемости и отторжения. Например, гигаобъекты (галактики) при определенных условиях и в определенной мере прозрачны для мегамиров (звезд с планетами) и способны их излучать и поглощать. Точно так же мегаобъекты ведут себя по отношению к макрообъектам (обычным телам), макрообъекты - по отношению к микрообъектам (так называемым элементарным частицам, атомам и молекулам), микрообъекты - по отношению к н
анообъектам (электрическому, гравитационному и т.п. нанополям)" [2, стр.47-48] (см. рис.).

Существование миров, более тонких, чем полевой уровень (наномир), современная физика и материалистическая философия не признают принципиально. Даже теологи не могут сказать, сколько их там, и говорят обобщенно – "потусторонний мир" (не "загробный", а следующий за наномиром). И только один А.И. Вейник, проанализировав многовековой религиозный опыт, сказал, потусторонний мир должен быть разделен на три! Совершенно неподвластные людям тонкие миры в его трудах интерпретированы следующим образом:

1. Аттомир, или Бог Троица, или ультратонкий (внехронально-внеметрический) мир.

2. Фемтомир, или мир духов, или сверхтонкий (внехронально-внеметрический) мир.

3. Пикомир, или мир душ, или тонкий (хронально-метрический) мир.

В количественном ряду "нам лучше всего известен макромир, что-то мы знаем о мегамирах, микромире и наномире. Однако самую серьезную загадку представляют для нас пикомир, фемтомир и аттомир. Я сейчас не рискну говорить о самом тонком из них - аттомире, но два других - пикомир и фемтомир - настойчиво к нам стучатся, и каждый день приносит все новые и новые сведения о них. Чтобы лучше воспринималась эта чрезвычайно сложная и важная специфическая проблема, ещё совсем недавно бывшая под строжайшим запретом, я начну с краткого описания известных фактов, а затем попытаюсь сделать некоторые обобщения..." [2, стр.515].

Обращаю внимание читателя, что данная классификация имеет как бы "начальную точку отсчета" (аттомир), но со стороны наиболее крупных объектов предел не обозначен. Правильно это или нет, покажет будущее. Свои сомнения А.И. Вейник выразил словами: "Не исключено, что Вселенная не ограничена ни в одном из указанных направлений: ни со стороны тонкости объектов, ни со стороны их грубости" [2, стр.47].


^ 3. Качественные (эволюционные) классификации.


На любом количественном уровне можно построить бесконечно много качественных (эволюционных) классификаций (рядов) форм движения материи. А.И. Вейник предложил два правила, которыми целесообразно руководствоваться при расположении форм движения по качественным признакам. Они называются правилами (принципами) своеобразия и вхождения [2, стр.58-60; 4, стр.23]:

^ Правило своеобразия - каждая данная форма движения своеобразна (специфична, неповторима и не сводима ни к какой другой форме), и этому своеобразию отвечают свои специфические законы, то есть свои наборы существенных характеристик и связывающих их функций. Переход от одной формы явлений к другой сопровождается изменением этих законов. Поэтому необходимым и достаточным признаком отнесения данного явления к той или иной конкретной форме служит подчинение его определенным специфическим законам, присущим исключительно данной форме.

^ Правило вхождения - каждая сложная форма движения состоит, а следовательно, и может быть сконструирована из соответствующего набора более простых форм. Поэтому, например, наипростейшая форма движения всегда должна входить во все остальные, более сложные, без каких бы то ни было исключений. Из правила вхождения непосредственно следует, что любая сложная форма движения должна подчиняться всем законам, которые характерны для более простых форм, входящих в состав сложной.

Каждый качественный (эволюционный) ряд ограничен с двух сторон собственными наипростейшими (или "условно простыми") и наисложнейшими формами движения. Выбор наипростейшей и расстановку последующих усложняющихся форм выполняет исследователь при создании своей конкретной теории, но не произвольно, а по строго заданным правилам, первое из которых - обеспечение "смены действующих законов". Именно разными специфическими законами и отличаются по сложности две рядом стоящие в качественном ряду формы движения материи.

"Изменение набора существенных для явления характеристик и связывающих их функций, то есть изменение законов, управляющих конкретными формами явлений. Следовательно, эволюционные – это только такие изменения, которые сопровождаются сменой действующих законов, поэтому не всякие изменения явления могут считаться эволюционными в строгом смысле этого слова; например, на практике слово "эволюция" иногда употребляется для обозначения любых изменений явления, в том числе не выходящих за рамки действия определенных законов" [2, стр.54].

"Ограниченность наших теперешних знаний о природе не позволяет в полной мере использовать на практике изложенный выше подход и построить эволюционные ряды для различных уровней мироздания. Мы принадлежим макромиру, поэтому знакомы с ним лучше всего. Чем дальше отходим от макромира, тем наши представления становятся более скудными. Например, мы слабо знаем микро- и мегамиры и очень плохо ориентируемся в свойствах нано- и гигамиров. Об остальных уровнях мироздания говорить уже не приходится. Поэтому для построения соответствующих рядов у нас просто нет достаточного количества изученных форм явлений. Лишь в отдельных частных случаях мы располагаем более или менее обширными сведениями. Например, в микромире нам известен даже целый эволюционный ряд для атомов, каковым служит Периодическая таблица элементов Д.И. Менделеева. В макромире имеются система классификации растительного и животного мира Линнея, классификация и эволюционные представления Ламарка, теория эволюции Дарвина и т.д. – все это может быть привлечено для построения соответствующих рядов. Существуют также многие другие попытки классифицировать всевозможные объекты и явления природы на разных уровнях мироздания..." [2, стр.62].

Естественно бессмысленно изобретать отдельные сложные формы движения материи, а потом думать, что с ними делать и как пристроить к единственной узаконенной классификации Ф. Энгельса. Такое случалось, и не редко. Предлагались геологическая (Б.М. Кедров), кибернетическая (Б.М. Кедров), даже космологическая (Б.Я. Пахомов, И.Д. Панцхава), географическая (А.А. Григорьев), ландшафтная (Л.Н. Самойлов) формы движения и другие, не менее оригинальные.


^ 4. Главные качественные (эволюционные) ряды.


Издревле светлые головы не покидал жгучий интерес, каким образом в природе из "неживой" материи сформировалось нечто мыслящее, которое на каком-то этапе назвало себя человечеством и создало социальную структуру, надо заметить, довольно неуклюжую (от др.-слав. клюдь - порядок, приличие, красота), и требующую постоянного улучшения с помощью хирургического вмешательства (революциями).

Правильнее сказать, науку всегда интересовал и интересует до сих пор частный качественный (эволюционный) ряд на макроуровне, наивысшей формой движения которого стали мы с вами, а также наша судьба, как биологического вида. Будет вполне справедливым назвать такой ряд "главным".

Первой попыткой разработки главного ряда была и практически не претерпела за последние сто с лишним лет никаких серьезных изменений классификация Ф. Энгельса. Её достоинство – двухсторонняя конечность ряда, т.е. наличие наипростейшей (механической) и наисложнейшей (социальной) форм движения. Недостаток – отсутствие убедительного доказательства правильности выбора именно этих ограничивающих форм. Принятие механической формы движения в качестве наипростейшей объясняется тогдашним уровнем развития физики, социальная "назначена" наисложнейшей в силу идеологических (читай, политических) причин, затормозивших развитие материализма и переведших стрелку на рельсы систематизации не форм движения материи, а наук, с приоритетом тех, которые помогали в борьбе с угнетателями и религией.

Главный качественный (эволюционный) ряд форм движения на макроуровне, предложенный А.И. Вейником, принципиально отличается от ряда Ф. Энгельса (см. раздел 9 настоящей статьи). Наипростейшей формой движения принят "парен" (материя в состоянии покоя), наисложнейшей – то, что мы привыкли условно называть словом "разум". Обоснованием такого выбора служат законы тщательно разработанной ОТ, рассматривающей формы движения во всей полноте их взаимосвязей и взаимодействий.

Легко видеть, что социальная форма движения объявлена Ф. Энгельсом наисложнейшей совершенно необоснованно. На самом деле социальная форма движения есть всего лишь рядовая промежуточная стадия в череде прочих на нашем конкретном макроуровне. Какая должна быть следующая, никто не знает, но энгельсовский материализм такой ход рассуждений категорически отрицает. По мнению А.И. Вейника "в процессе эволюционного развития человек постепенно захватывает континенты, моря и Землю в целом. Он начинает по произволу вмешиваться в эволюцию всей остальной природы, а следовательно, и самого себя. Человек становится необходимой составной частью так называемой пневматосферы (от греч. pneuma - дыхание, дуновение, дух жизни + греч. sphaira - шар. - ВВА), или сферы разума, по П.А. Флоренскому" [2, стр.63]. А вхождение в пневматосферу – это уже шаг за пределы социальной формы движения!

Кроме того, последовательный анализ идей А.И. Вейника неизбежно приводит к мысли, что на каждом количественном уровне мироздания среди множества качественных рядов обязательно должен быть свой главный ряд, наисложнейшей формой движения которого является разум.


^ 5. Парен – наипростейшее звено главных рядов.


Исходным явлением на любом количественном уровне служит вещество, находящееся в состоянии покоя, или парен (термин А.И. Вейника, от лат. parens – родитель, изобретатель, источник, основание). Именно он и заполняет пустоту!

Парен "есть вещество без структуры и поведения, ибо соответствующие этим характеристикам количественные меры равны нулю. Парен представляет собой как бы первозданный кисель, служащий неограниченным источником строительного материала для всех, объектов Вселенной, он олицетворяет собой абсолютный покой, абсолютную смерть. Отсутствие структуры и поведения сильно затрудняет непосредственное наблюдение и измерение свойств парена" [2, стр.8 и 72].

"Вывод о существовании в природе вещества, находящегося в состоянии абсолютного покоя, - это чрезвычайно важный вывод, имеющий фундаментальное теоретическое и практическое значение. Этот вывод интересен также и в философском плане" [2, стр.72].

И тем не менее, указывает А.И. Вейник [2, стр.317], "на свете нет ничего абсолютного, поэтому и от парена нельзя требовать строго точного соблюдения нулевых значений всех интенсиалов (потенциалов. – ВВА). Очевидно, что некоторые очень малые значения интенсиалов системы могут стать соизмеримыми с имеющимися в парене флуктуациями и возмущениями, обусловленными, например, соседством парена с активным веществом. При таких малых интенсиалах система по своим свойствам должна быть практически неотличима от парена".

При изучении парена неизбежно возникает целый ряд вопросов. В частности, сохраняется ли индивидуальность квантов при абсолютном нуле интенсиала, различаются ли между собой плюс- и минус-кванты одного и того же вещества и т.д.

"Если бы при абсолютном нуле интенсиала все кванты всех экстенсоров теряли бы свою индивидуальность и превращались в однородную, безликую и безразличную по отношению к конкретным элатам среду, тогда такой парен можно было бы в известном смысле отождествить с единым полем. Из такого поля при сообщении ему определенной активности могло бы возникать все сущее" [4, стр.132].

"Возникает еще один интересный вопрос: возможно ли путем возбуждения парена создать более сложную астату, чем ансата (здесь "ансата" – совокупность элементарных форма движения материи, или ансамбль элат. – ВВА)? При этом, очевидно, процесс возбуждения надо совместить с процессом эволюции астаты. Тогда из парена возникнут объекты более сложные, чем элансор (здесь "элансор" – элементарная частица. - ВВА). Все это относится к области фантастики, но ничего принципиально невозможного в этом нет, тем более, если иметь в виду отдаленное будущее" [4, стр.136].


7723155245846138.html
7723306194128724.html
7723438822542554.html
7723497587437588.html
7723740744627482.html