Тибетская йога и тайные доктрины - страница 18

Тибетская йога и тайные доктрины - страница 18

^ XII. Экзотерические и эзотерические учения
Не только наша западная наука настоящего времени, таким образом, оставляет нас в неведении относительно величайшей из человеческих проблем, но наша западная Теология, главный интерес которой лежит среди этих самых проблем, уклоняется в значительной мере от тех ЙОГИЧЕСКИХ методов достижения духовной интуиции, которая придавала научный характер Первобытному Христианству, в частности особо Гностическим Школам, теперь рассматриваемым как «еретические». И эта форма чисто интеллектуального, а не гностического (т. е. познавательного) восприятия религиозных учений, которая в теперешние времена ведет к мирскому титулу доктора богословия, епископа или попа, никогда не рассматривалась Мудрыми людьми Востока как достаточная, чтобы давать право ее обладателю быть наставником религии. Просто верить, что религия является истиной, и давать не интеллектуальные санкции для ее исповедования и догмативной теологии и не знать, что она является истиной, путем осуществления проверки ее с помощью научных методов ЙОГИ, это то же, что «слепому вести слепого, как говорили Будда и Великий Сирийский Мудрец1.

Здесь и всюду проглядывает одно из основных отличий, отделяющих религии, которые основываются на профессиях веры, по существу, и написанных манускриптах, провозглашенных непогрешимыми и совершенно достаточными для человеческого спасения, от тайных доктрин, которые основываются на ясном осознании Истины, а не на научно непроверенной вере.

С одной стороны, мы видим высоко организованные и во многих случаях национально поддерживаемые и направляемые церкви и духовенство, давшее обет распространять доктрины, догматически сформулированные церковными соборами, члены которых обязываются подчиняться под страхом отлучения. С другой стороны, мы видим совокупность учений (сохраняемых путем тайной передачи, а не с помощью Библий), которые их мастера отказываются принимать просто интеллектуально, отсутствие какой-либо традиционной или легализированной церковной организации и какой-либо формы веры, отличной от той, которой каждый человек науки должен обладать в возможности вскрытия фактов путем тщательного эксперимента.

На Западе, но исключительно редко на Востоке, чисто интеллектуальное восприятие религии привело к подавлению или обескураживанию свободы мысли. Рационалистическое сомнение и научная проверка того, что ортодоксальная церковь и священники провозглашают истиной, без знания, действительно ли это истина или нет чревата серьезными последствиями.

Отчасти с целью отвлечения внимания от такой церковной тирании, но более специально с целью предохранения тайного знания от злоупотребления духовно неподходящими, высшие или тайные учения, которые скрыто лежат в корне всех главных мировых религий, всегда передавались, как это делается и в наши дни, через посредство немногих избранных. Форма этой передачи меняется, как будет пояснено в наших текстах. Иногда она полностью телепатическая, иногда исключительно символическая, иногда только устная и никогда полностью не осуществляется посредством письменных регистрации. Аналогичная система секретной передачи преобладала во всех Мистериях Античности, в Египте, Греции и Риме или там, где эти Мистерии утвердились, как было среди Друидов Галлии, Британии и Ирландии. В настоящее время она преобладает в оккультных сообществах Индии и Тибета и всюду. Остатки древнего оккультизма существуют среди аборигенных рас обеих Америк, Африки, Малайзии, Полинезии в форме религиозных тайных обществ, некоторые из более оккультно обученных Лам и Индусов полагают, что ни один народ, даже наиболее вырожденной или наинизшей культуры, с тех пор, как человек живет на этой планете, не был когда-либо обделен некоторыми отрывками тайного учения Великих Мудрецов2.

Сами ГУРУ говорят нам, что их фактические методы передачи тайных учений такие же древние, как человек, поскольку не было еще ни в одном поколении среди миллионов воплощенных человеческих существ более чем нескольких, которые не были очарованы этим миром по крайней мере в некоторой степени. И всегда это такое множество привязанных к миру, которые удовлетворяются верой, а не практикой и осознанием религии.

Примечания:

1 См.: «ДЕСЯТЬ ПРИСКОРБНЫХ ОШИБОК» (религиозного святоши)», афоризмы 4 и 8.

2 В связи с этой частью нашего Общего Введения следует обратиться к Части II, касающейся Символизма, во Введении к «ТИБЕТСКОЙ КНИГЕ СМЕРТИ», стр. 2—6, особенно к той части этого раздела, которая касается «Эзотерического Буддизма».
^ XIII. Перевод и издание текстов
Особое введение предшествует каждой из наших семи Книг, где дается история манускрипта или ксерографического отпечатка, на которых основывается перевод. Как и в случае «ТИБЕТСКОЙ КНИГИ СМЕРТИ», перевод данных текстов был выполнен в Гангтоке, Сикким, покойным Ламой Кази Дава-Самдуп при участии автора в течение 1919—1920 гг.

В целом перевод был выполнен, насколько это допускали литературные и идоматические структуры обоих языков, придерживаясь литературного Английского языка. Местами, однако, оказалось желательным сделать отступления от старого дословного перевода для того, чтобы представить в понятной форме действительное значение, которое Лама подразумевал под некоторыми более или менее технически словесно оформленными фразами. Часто также было сочтено необходимым извлекать значение, придаваемое некоторыми техническими или сокращенными терминами, содержащимися в Тибетских Текстах. Каждый такой случай и все интерполяции, делавшие полезным сравнение, отмечены в переводах скобками. Кроме того, перечисление параграфов и частей Текстов с целью удобства — это также наше добавление.

Переводить с одного Европейского языка на другой значительно легче, чем на хороший Английский с высшей степени философического Тибетского, который обычно не только труден в понимании значения, но часто также и символичен. Даже в отношении литературного Тибетского языка иностранцу, незнакомому с витиеватым и часто эзотерическим языком Ламаизма и не слишком искушенному в этой форме Тантризма, которая составляет предмет некоторых из наших Текстов, правильное понимание их доктрин было бы невозможным.

Перевод фонетических значений Тибетского языка на фонетические значения Английского языка — это также задача определенной трудности, поскольку никакого стандартного метода вообще не было разработано европейскими учеными.

В ссылках были сделаны наводящие обозначения также в том виде, как они передают побуквенно, т. е. англизированные, которые лучше, чем оригинальные тибетские формы слоговых визуальных представлений, предписываемые различными Текстами, могут быть практически использоваться западными ЙОГИНАМИ, отдающими им предпочтение.

Был бы переводчик в этом мире, чтобы прочесть гранки этого текста, все ошибки, которые ускользнули от внимательности автора, были бы несомненно исправлены. Побуквенные передачи с одного языка на другой также были бы объектом ревизии для переводчика. В том виде, как они есть, они в. некоторых случаях вероятно менее технически правильны, чем он допустил бы.

Не только наш собственный, но и каждый перевод с Тибетского на Европейский язык имеет в нашем поколении характер первооткрывания. Возможно, со временем переводы, приведенные в этом томе, могут стать предметом ревизии, как это было с первыми переводами Библии и других Священных Книг.

Ни один ученый этой эпохи Востока или Запада не подошел бы лучше к этой очень трудной задаче перевода этих текстов на понятный английский, чем покойный Лама Кази Дава-Самдуп. Он был посвященным мистической Школы Карджиутпа (откуда вышла большая часть наших текстов), основанной Марпа и знаменитым ЙОГИНОМ — поэтом Миларепа. Кроме того, он обладал практическим знанием философии ЙОГА, главным образом той формы, которая развита в учениях, лежащих в основе наших семи Книг ЙОГА-ЧАРЬЯ (т. е. «Созерцательной») Школы Махайаны, в которую он получил особое посвящение, когда еще молодым человеком отрекся от мира и жил подле своего ГУРУ в убежище в горах Бхутана. Краткий обзор о необычно быстром продвижении Ламы можно найти в «ТИБЕТСКОЙ КНИГЕ СМЕРТИ» (стр. 79—81), и в книге «ВЕЛИКИЙ ТИБЕТСКИЙ ЙОГИ МИЛАРЕПА» (стр. 24—25). К этим двум работам наша данная работа является дополнением и должна изучаться вместе с ними, особенно со второй, которая содержит понятное изложение самим Миларепа. ЙОГИЧЕСКИХ упражнений, благодаря которым, как говорят, он достиг Состояния Будды в течение одного жизненного периода.

Таким образом, покойному Ламе Кази Дава-Самдуп каждый читатель этого тома обязан за научное и сочувственное представление, которое предлагает вниманию некоторые из самых глубоких доктрин и тайное учение Тибета. И автор снова официально подтверждает этот долг благодарности и уважения, которым ученик всегда обязан духовному наставнику.

7701065724248016.html
7701126676513271.html
7701181934833217.html
7701278649445100.html
7701333958388755.html